Секрет необъяснимой силы
                                                                            уличный проект театра Giraffe Royal

 

          Ирина Терентьева.
 

Над городом плыли синие сумерки, а в небе реяли белые птицы.
Вдруг в центре средневековой площади появилось странное шествие под предводительством внушительного персонажа в белом: он двигался подобно фрегату под всеми парусами.

Густой белый грим, широкая рубаха, огромный воротник как у Пьеро. Вокруг него в замедленном ритме кружились красавицы в лентах, шелках и бархате. Белый человек повелевал их танцем движением бровей и кончиками пальцев. Выглядело это, как яркое сновидение или фантазия сказочника.
Со всех концов площади люди, услышав завораживающую музыку, потянулись к центру, взглянуть на происходящее поближе. Белый Человек словно примагничивал зрителей взглядом, встраивал их в свой замысел колдовскими пассажами рук.
Постепенно кольцо зрителей делалось все гуще и плотнее, действие внутри него – все динамичнее. В ускоряющемся темпе мелькали флаги, длинные мечи. Танец закручивался, подобно пружине в часах. Когда с какой-то старинной башни раздался удар колокола, представление завершилось и артисты раскланялись во все стороны.

А зрители всё стояли, как будто хотели удержать этот момент, в котором сплелись волшебные сумерки, флюгеры, птицы и танцоры.

- Этот проект – наша параллельная жизнь, – сказал Стас. - Имя ему – «Уличный путь».
Началось всё в 1991 году, после “Каравана Мира”, гигантского проекта, в котором Слава Полунин собрал лучшие уличные театры мира и привёз их в СССР. Мы были молодыми артистами и как губка впитывали информацию. Нам давали мастер-классы носители традиции.

И кто мог тогда предположить, что пройдёт каких то двадцать лет, уйдет несколько ключевых фигур, изменится ветер, на площади придут гигантские формы, и уличный театр в том виде, каком нам посчастливилось его увидеть, исчезнет... Ведь постепенно из уличного театра ушел артист, как основная смысловая фигура Мы хотим, чтобы она вернулась.


 

Многие годы мы проводим исследование и популяризируем такой уличный театр, изначальный, как явление, как встреча зрителя и артиста.
Это лаборатория, в которой изучаются базисные дисциплины уличного актерского мастерства, такие как работа с энергией толпы, форма, клоунада, площадная буффонада.
Мы работали в Италии, Швеции, России, Франции и т. д,, а в этом году в Эстонии, со студентами “Русского Театра” в Таллине.

- Каково сейчас состояние этого жанра?

- Уличный театр, как древнее искусство сейчас просто вымер. Посмотрите что осталось, в лучшем случае, это отбившиеся от стада циркачи или музыканты, а в основном… армия разукрашенных людей-статуй-попрошаек.
В прошлом году, например правительство Праги официально разрешило выступать на улице. Казалось бы хорошо, но зная, что происходит на европейских площадях, скажу, что этого недостаточно. Нужно, чтобы еще кто-то вышел и показал класс уличного театра. А выйти некому, ушли артисты – рыцари, восторженные поэты, неистовые скоморохи.

Таллин, как уникальная коробочка со своей атмосферой, дал нам сейчас эту возможность. Мы показали здесь Уличный Театр. Такой, как когда-то: «Ура! Цирк приехал» и радостные дети побежали... Что-то поменялось в мироощущении, в атмосфере жизни. При этом город, зрители на улице, были соучастниками в этом процессе творчества.

Лаборатория уличного театра позволила мне увидеть Таллин средневековый, каким он был, один из очагов европейской культуры, и не только мне одному, всем, кто был рядом во время, когда происходил уличный театр.
А дальше? Думаю, будет не менее интересно, ведь мы являемся носителями традиций средневекового площадного театра и продолжаем их развивать. А проект называется «Уличный Путь» Куда он приведёт нас завтра? Не знаю, но уверен, будет только интереснее.”


Таллин, 2013